Адвокат
Вандраков Сергей Юрьевич
Возможна удаленная консультация по скайпу

В данной статье рассматривается проблема конкуренции способов защиты нарушенного права ст. 167 и 302 ГК РФ, в рамках конкретной правовой ситуации. Автор статьи указывает на невозможность использования одновременно, в одном заявлении требований о реституции и виндикации.  

Ключевые слова: виндикация, реституция, незаконное владение, право  собственности, добросовестный приобретатель.

В работах отечественных цивилистов часто становится предметом исследования проблемы конкуренции виндикационных исков и исков с требованиями о реституции, защиты добросовестного приобретателя, подачи исков третьими лицами. Тем не менее, разбирательства конкретных дел, заставляет вновь обращаться к теории и анализировать возможность защиты владельца имущества от посягательств третьих лиц.   

Интерес представляет дело, ставшее предметом рассмотрения в Арбитражном суде Краснодарского края. 

В суд было подано исковое заявление фирмой из Германии к Российской фирме. В обоснование иска было указано, что истец - собственник движимого имущества (грузовика), который был у него угнан. Поиск производился по линии Интерпола. Обнаружено имущество было в 2012 году на территории России. Предмет иска содержал четыре требования: первое – признать сделку купли-продажи недействительной; второе – применить последствия недействительности сделки; третье – истребовать имущество из чужого незаконного владения; четвертое – признать за истцом право собственности на данное имущество. 

Заявляя требования о признании сделки недействительной, применение последствий ее недействительности, а также истребование имущества из чужого незаконного владения в одном иске, истец вряд ли мог не осознавать, что имеет место явная конкуренция требований и каждое из требований может выдвигаться в различных ситуациях и требует соответствующего обоснования.    

Истец изначально основывался на ложном посыле из-за неверной квалификации правоотношений. 

В юридической литературе существуют разные точки зрения на соотношение виндикации и реституции. 

Так Д.О. Тузов пишет: «Иск о реституции точно так же, как и виндикационный, направлен на истребование имущества из чужого незаконного владения. Его особенность состоит лишь в том, что само незаконное владение всегда возникает здесь вследствие исполнения недействительной сделки. Иными словами, недействительность сделки необходимо входит в предмет доказывания по реституционному иску в качестве своеобразного «отрицательного факта», обосновывающего сохранение за истцом права собственности (иного права) на вещь, несмотря на отчуждение последней ответчику»[1]

Далее развивая свою мысль, Д.О. Тузов делает вывод, что «выделяясь лишь некоторой особенностью субъективного состава (ее субъектами являются стороны недействительной сделки), реституция владения по своей правовой природе есть не что иное, как разновидность виндикации, частный случай ее применения»[2]

Другие ученые считают, что нельзя считать сходными правовые природы реституции и виндикации и заявляют о полной невозможности их сопоставления. 

По мнению К.И. Скловского, реституцию нельзя смешивать с виндикацией. Ее отличительными чертами являются: взаимный характер реституции и наличие в ней некоторых черт обязательства; посессорный характер реституции, т.е. возврат вещи лицу только в силу факта обладания ею до совершения недействительной сделки независимо от законности и добросовестности владения[3].  

По мнению ученого, необходимо различать виндикацию и реституцию по признаку необходимости доказывания права собственности. К.И. Скловский полагает, что имущество возвращается сторонам недействительной сделки «только в силу того, что оно было ранее ими же передано, но никак не потому, что стороны имеют на него какое-либо право»[4].

В рассматриваемом нами примере, важным является вопрос о том, какой иск: о реституции или о виндикации – может быть заявлен истцом. 

В литературе представлены три точки зрения относительно данного вопроса. 

Согласно первой, реституция является самостоятельным способом защиты гражданского права, который может быть заменен предъявлением виндикационного иска. 

В.В. Витрянский отмечает, что в случаях, когда имущество передано третьему лицу по цепочке недействительных сделок, возможно предъявление либо виндикационного иска, либо иска, связанного с недействительностью сделки. Кроме того, «гражданское право не ограничивает собственника в выборе способа защиты нарушенного права и не ставит использование общих способов защиты гражданских права в зависимость от наличия возможности использовать специальные вещно-правовые способы защиты»[5]

По мнению В.В. Витрянского, вполне допустима конкуренция вещного виндикационного иска и иска о реституции.

Согласно второй точке зрения, реституция, как самостоятельный способ защиты права не существует[6]

Согласно данной точки зрения, предъявление иска о реституции, автоматически влечет за собой использование всех норм, регулирующих порядок либо виндикации, либо неосновательного обогащения. 

Согласно третьей точке зрения, требование о реституции является самостоятельным требованием, и потому невозможно смешение реституции, виндикации как самостоятельных способов защиты гражданских прав, каждый из которых может применяться в строго определенных ситуациях. 

Ю.К. Толстой по данному вопросу пишет: «К сожалению, в последние годы под судебную практику, допускающую смешение элементарных понятий, в частности разрешающую свободную замену договорного требования виндикационным иском, переход от виндикационного притязания к иску о признании сделки недействительной и т.д., пытаются подвести теоретическую базу в виде рассуждений о свободном выборе истцом предусмотренных законом средств защиты. Данный подход носит ненаучный характер и ни к чему, кроме негативных последствий, в конечном счете привести не может»[7]

По нашему мнению, правильной, является последняя точка зрения. 

Требования о признании сделки недействительной и применении последствий ее недействительности в виде реституции, является самостоятельным способом защиты гражданских прав и может предъявляться в случаях, отличающихся от предъявления иска виндикационного.

Виндикационный иск, являясь вещным иском, может предъявляться собственником вещи против любого лица, не являющегося титульным владельцем имущества. 

Данное означает, что конкуренция иска о реституции и виндикационного иска не допускается. Требование о реституции может быть предъявлено только против стороны в сделке и является по своей природе требованием обязательственным. 

Последствием любой сделки является установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей (ст. 153 ГК РФ). В случае продажи спорной вещи, это переход права от продавца к покупателю. Согласно ст. 167 ГК РФ, недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения. В случае признания ее недействительной, юридические последствия, в виде возникновения права у покупателя спорной вещи не возникают. Следовательно, положение сторон сделки не изменяется и остается в положении, как до ее заключения. Однако до ее заключения, правом обладал продавец, а не истец по рассматриваемому спору. Поэтому действия направленные на аннулирование сделки, заявленные, истцом не повлекут нужных ему юридических последствий. В свою очередь реституция невозможна, т.к. возврат всего полученного по сделке имеет отношение, как уже было сказано, к сторонам этой сделки, а не к третьему лицу, каким является истец. 

Конституционный суд РФ в своем Постановлении от 21 апреля 2003 г. № 6-П «По делу о проверке конституционности положений пунктов 1 и 2 ст. 167 Гражданского кодекса РФ в связи с жалобами граждан О.М. Мариничевой, А.В. Немировской, З.А. Скляновой, Р.М. Скляновой и В.М. Ширяева»[8], выразил свою официальную правовую позицию, указав следующее: «Лицо, полагающее, что его вещные права нарушены, имеет возможность обратиться в суд как с иском о признании соответствующей сделки недействительной (ст.166-181), так и с иском об истребовании имущества из чужого незаконного владения (ст. 301, 302). Когда по возмездному договору имущество приобретено у лица, которое не имело право его отчуждать, собственник вправе обратиться в суд в порядке ст. 302 ГК РФ с иском об истребовании имущества из незаконного владения лица, приобретшего это имущество (виндикационный иск). Если же в такой ситуации собственником заявлен иск о признании сделки купли-продажи недействительной и о применении последствий ее недействительности в форме возврата, переданного покупателю имущества и при разрешении данного спора будет установлено, что покупатель является добросовестным приобретателем, в удовлетворении исковых требований в порядке ст. 167 ГК РФ должно быть отказано». 

Заявляя требования, о которых идет речь в рассматриваемом примере, можем полагать, что речь все же идет о праве. Но вряд ли о праве истца, т.к. аннулирование перехода права к ответчику, не создает это праву у третьего лица, т.е. истца по делу. Именно поэтому, как пишет Скловский К.И., специальных процедур по отобранию права закон не предусматривает. Пункт 2 с. 167 ГК РФ, регулирует расчеты по возврату имущества вследствие недействительности сделки. Возврат прав не требует каких-либо действий, т.к. подтверждение недействительности сделки как раз и означает, что право не перешло к другой стороне. Соответственно, для подтверждения того, что право, бывшее предметом ничтожной сделки, осталось у прежнего субъекта права, не требуется ни иска о возврате имущества, переданного по сделке, и иска об истребовании имущества от незаконного владельца[9]

Итак, понятно, что требования истца в нашем примере, о применении последствий недействительности сделки не могут быть удовлетворены. Однако предметом иска остается виндикационное требование и требование о признании за истцом права собственности.   

Как отмечает А.В. Волков, в ряде случаев лицо приобретает имущество правомерным путем, но права собственника или иного титульного владельца нарушены, так как их имущество отчуждается неуправомоченным лицом. В таких случаях закон связывает возможность виндикации с добросовестностью приобретателя[10]

Как было сказано выше, виндикационный иск является самостоятельным способом защиты гражданских прав. Однако он требует соблюдения ряда обязательных условий. Первое из которых, это условие о том, что истец обязан доказать свое право собственности на имущество. Парадокс заключается в том, что истец в этом же иске, как раз и просит суд признать за ним то самое право, доказать которое он обязан, для того что бы иметь основания для обращения с подобными требованиями. 

Как же в подобной ситуации должен поступить суд. Ведь очевидно, что удовлетворить виндикационные требования нет оснований, т.к. право собственности истцом не доказано. 

Кроме того, необходимо на данном этапе вспомнить одно из оснований иска о том, что ответчик, по мнению истца не может быть признан добросовестным приобретателем, т.к. имущество, являющееся предметом спора, было похищено у истца, при этом истец ссылается на ст. 168 ГК РФ. Так же напоминаем, что свое право истец подтверждает наличием германского ПТС.     

Сразу возникает вопрос, должен ли суд, при наличии таких обстоятельствах, считать, что спорное имущество действительно выбыло из владения собственника незаконным путем?

Единственным допустимым доказательством выбытия имущества незаконным путем, является приговор суда, в котором было бы указано виновное лицо (возможно первый продавец в цепи сделок), а также указаны обстоятельства выбытия имущества помимо воли собственника-истца. 

В отсутствии обвинительного приговора, по нашему мнению, суд не вправе считать доказанным обстоятельство выбытия автомобиля из владения собственника незаконным путем. Следовательно, нет никаких оснований считать, что ответчик приобрел имущество незаконно. 

Относительно факта обращения собственника в полицию Германии с заявлением об угоне и объявлении автомобиля в международный розыск, то данный факт, подтверждает всего лишь само обращение в полицию, и не более того. Обращение в полицию незаконность выбытия имущества не доказывает. Напротив, возникает вопрос о том, как грузовой автомобиль мог быть перемещен через несколько границ и оказаться в Сирии, если истец, сразу после угона, обратился в полицию. Сразу вспоминаются дела, распространенные в 90-х годах о страховом мошенничестве. Данное как раз было достаточно распространено в Германии, именно из этой страны Россию наводнили машины марки «Мерседес». 

Б.Б. Черепахин писал «Ответчиком по виндикационному иску, то есть обладателем так называемой пассивной легитимации, может быть только незаконно владеющий несобственник. Таким образом, виндикационный иск может быть успешно предъявлен только к владельцу вещи и притом к незаконному[11].

А.В. Волков, также указывает, что ответчиком по виндикационному иску является незаконный владелец, фактически обладающий вещью на момент предъявления требования. Другими словами, собственник вправе истребовать свое имущество у лица, у которого оно фактически находится в незаконном владении[12].

Отсюда следует важнейшая обязанность истца, согласно правила о распределении бремени доказывания (ст. 65 АПК РФ), доказать незаконность владения ответчиком. Данное представляется важным по тому, что недостаточно в заявлении указать на лицо, во владении которого находится вещь, необходимо доказать, что вещь попала во владение в результате незаконных действий ответчика. Как мы указывали выше, без соответствующих доказательств, т.е. обвинительного приговора, нельзя считать доказанным факт выбытия автомобиля из владения истца незаконным путем.

Остается важный вопрос об исковой давности при виндикации. Правила об исковой давности относятся к общей части гражданского законодательства и применимы как к относительным (обязательственным), так и к абсолютным правам, а это означает, что цели исковой давности имеют место и при рассмотрении в суде виндикационого иска. 

Исковая давность воздействует на право на удовлетворение иска, так как с истечением установленного законом срока и с подачей заявления об этом ответчиком для истца «закрывается» возможность получить удовлетворение требования к ответчику в судебном (т.е. принудительном) порядке. При виндикации это будет означать отказ суда в удовлетворении требования к ответчику о выдаче спорного имущества[13]

В законе достаточно четко урегулированы ситуации, связанные с приостановлением и перерывом течения строка исковой давности (ст. 202, 203 ГКРФ). Перемещение имущества, утраченного собственником от первоначального нарушителя владения к ответчику, не влияет на течение срока исковой давности. 

Собственник имущества, как заботливый хозяин, должен был узнать о нарушении владения, принять меры к розыску нарушителя и предъявить соответствующие требования к нему. Мы специально оставляем без внимания, то обстоятельство, что истец, будучи собственником грузовика, вполне мог обратиться в полицию уже после того, как имущество пересечет границу Германии, при условии, что имеет место сговор. Такое обращение может последовать и через полгода, и через год после фактического выбытия имущества.    

В этой связи, по нашему мнению, у суда не имеется оснований не применять правила п.1 ст. 200 ГК РФ о начале течения срока исковой давности. Ведь в самом иске указано, что истец обратился в полицию в январе 2009 года, а иск подан в 2013 году, т.е. за пределами срока исковой давности. В этой связи в удовлетворении иска следует отказать, так как срок исковой давности пропущен. 

Совершенно очевидно, что для того, чтобы воспользоваться защитой по ст. 302 ГК РФ, истцу необходимо обратиться с заявлением в суд в пределах срока давности. Но если срок для виндикации пропущен, истец ссылается на ст. 167 ГК РФ, только лишь для того, чтобы обойти данное ограничение. 

Именно этим и объясняется, по нашему мнению, наличие в предмете иска четырех, взаимно исключающих требований, удовлетворение которых вряд ли возможно.   

Учитывая, что осталось не доказанным  незаконность выбытия имущества из владения собственника, не доказано, что имущество находится во владении ответчика не законно, не доказана не законность самой сделки, а следовательно не оспорена законность приобретения имущества ответчиком, учитывая так же, что отсутствуют доказательства недобросовестности ответчика (на что ссылался истец), как последнего покупателя в цепочке сделок, заявленные исковые требования, содержащие явную конкуренцию в способе защиты права, не могут подлежать удовлетворению. _________________________________________________________________________________________________________________________________ 

[1] Тузов  Д.О. Реституция и виндикация: проблемы соотношения // Вестник ВАС РФ.2002. № 3.С. 122.

[2] Там же. С. 124.

[3] Скловский К.И., Ширвис Ю., Последствия недействительной сделки // Закон. 2000. № 5. С. 112-113.

[4] Скловский К.И. Защита владения, полученного по недействительной сделке // Хозяйство и право. 1998 № 12. С. 35.

[5] Витрянский В.В. Недействительность сделок в арбитражно-судебной практике // Гражданский кодекс России. Проблемы. Теория. Практика: Сборник памяти С.А. Хохлова / Отв. ред. А.Л. Маковский. С.139.

[6] Тузов Д.О. Реституция в гражданском праве. С. 18.

[7] Гражданское право: Учебник. Ч.1 /Под.ред. А.П. Сергеева и Ю.К. Толстого. С. 445.

[8] Собрание законодательства РФ. 2003. № 17. Ст. 1657.

[9] Скловский К.И. Робота адвоката по обоснованию и оспариванию добросовестности в гражданских спорах. 2-е изд.,стер. – М.: ЛексЭст. 2004. С.46.

[10] Волков А.В. Условия удовлетворения виндикационного иска // Юрист. 2011. N 16. С. 36 - 38.

[11] Черепахин Б.Б. Труды по гражданскому праву. (Серия «Классика российской цивилистики»). М., Статут 2001. С.175.

[12] Волков А.В. Виндикационный иск: вопросы теории и судебной практики // Российский судья. 2011. N 11. С. 16 - 18.

[13] Моргунов С.В. Виндикация в гражданском праве. Теория. Проблемы. Практика. – М.: Статут, 2006. С. 84.

 

 

Стаж более 18 лет
Есть рассрочка
Работа по договору
Оплата
нал/безнал/карта
Работа круглосуточно