Адвокат
Вандраков Сергей Юрьевич
Возможна удаленная консультация по скайпу

В данной статье исследуется природа ответственности заказчика строительных работ за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства третьим лицом – подрядчиком, на которое было возложена обязанность осуществить строительство жилого дома. Рассматриваются убытки как общая мера гражданско-правовой ответственности, поскольку возмещение убытков может применяться практически во всех случаях нарушения гражданских прав, тогда как иные формы (например, взыскание неустойки или процентов за пользование чужими денежными средствами) возможно использовать только в случаях, установленных законом или договором.

Ключевые слова: ответственность, гражданско-правовая ответственность, самовольное строение, нарушение права собственности, убытки, ущерб, нарушение обязательств.

Вопросам, посвященным гражданско-правовой ответственности в форме убытков, посвящено большое количество работ в научной литературе. Большая часть работ посвящена исследованиям касающиеся ответственности в сфере предпринимательской деятельности или анализу отдельных мер гражданско-правовой ответственности за нарушение обязательств[1]. Ответственность за нарушение договорных обязательств регулируется ст. 12; 15 ГК РФ и положениями главы 25 ГК РФ.

Суть проблемы, которую хотелось бы рассмотреть носит практический характер и заключается в следующем: управление имущественных и земельных отношений, обратилось в суд с иском к А. о признании объекта незавершенного строительства - самовольной постройкой и его сносе. Исковые требования были удовлетворены в полном объеме. Суд обязал А. постройку снести.

Вынося такое решение, суд попросту не стал разбираться в обстоятельствах дела и не принял во внимание, что А. являясь собственником земельного участка, приняла решение вступить в жилищный кооператив. Она была включена в члены кооператива и между А. и жилищно-строительным кооперативом, был заключен договор инвестиционного строительства, предметом которого, являлось обязанность кооператива, организовать строительство дома, с целью передачи в дальнейшем истцу определенное договором количество квартир. 

В качестве паевого взноса, А., предоставила принадлежащий ей на праве собственности земельный участок, другие же пайщики предоставили в качестве взносов денежные средства 

Условия заключенного договора инвестиционного строительства предусматривали, что кооператив принимает на себя обязательства обеспечить своими силами или с привлечением третьих лиц под свою ответственность строительство многоквартирного дома путем заключения договора строительного подряда.

Выполняя обязательства, указанные в договоре инвестиционного строительства, кооператив заключил договор подряда со строительной организацией.

В итоге, кооператив свои обязательства по организации строительства не выполнил, разрешительная документация подрядчику не была предоставлена и строительные работы, начатые подрядчиком, были приостановлены. Решением суда незавершенный строительством объект, был признан самовольной постройкой, а обязанность по сносу, как уже говорилось была возложена на А.

Не достигнув целей, ради которых А. вступила в данный кооператив, она приняла решение о выходе из него. С этой целью был подан иск о расторжении договора инвестиционного строительства и выходе из членов кооператива. Исковые требования А. были удовлетворены, договор инвестиционного строительства А. и кооперативом, был расторгнут. Ее членство в кооперативе было прекращено.

В данной статье мы не хотим давать анализ действиям суда и отвечать на вопрос, какими нормами руководствовался суд при вынесении решения о понуждении А., снести строение, не привлекая при этом ни сам кооператив, как заказчика строительства, ни подрядчика, как лицо ответственное за соблюдение при строительстве градостроительных и строительных норм и правил. Но необходимо констатировать, что требования о сносе самовольной постройки, адресованное только к одному лицу – причем лицу, не являвшемуся заказчиком строительства и не осуществлявшего строительство, а только лишь передавшему участок для строительства, вряд ли можно признать правильным. 

При рассмотрении данного дела, не были установлены обстоятельства того, кем осуществлялось строительство, не было установлено, кому в итоге принадлежит недостроенное строение, и строительные материалы из которых оно возведено.

Несмотря на то, что суд в данном деле, счел возможным возложить ответственность по сносу только на члена кооператива, мы считаем, что необходимо найти законные пути, привлечения к ответственности лиц, осуществивших незаконное строительство и по какой-то причине не привлеченных к рассмотрению гражданского дела о сносе незаконного строения 

Являются ли бездействие жилищно-строительного кооператива - заказчика строительных работ и действия подрядчика, основанием для привлечения их к солидарной ответственности за нарушение обязательств или ответственность должен нести только заказчик работ, т.е. жилищно-строительный кооператив, ведь предметом заключенного договора является обязательство кооператива организовать строительство, и только после его окончания, передача пайщику определенного договором количества квартир, что сделано не было? И можно ли считать расходы, произведенные А. убытками в рамках действующего гражданского законодательства.

Имущественные потери, имеющие денежную оценку, в повседневном языке называется убытками. Так же в гражданском обороте используются равнозначные термины такие как: «вред», «расходы», «ущерб».

Как указал Садиков О.Н., назначение института убытков состоит в защите прав участников рыночного оборота путем восстановления того их имущественного положения, которого было бы в случае надлежащего исполнения его участниками возложенных на них обязанностей. Кроме того, обязанность возмещать причиненные убытки являются важной мерой общей превенции и стимулирует строгое выполнение принятых обязательств всеми участниками имущественного оборота[2].

В рассматриваемом случае, конечным результатом, на который были нацелены все субъекты указанных обязательственных правоотношений, это выполнение обязательств, взятых на себя по условиям договора: это  получение кооперативом разрешительной документации, предоставление её подрядчику и предоставление квартир членам кооператива после принятия работ и ввода дома в эксплуатацию, выполнению обязанностей подрядчика по строительству дома в соответствии с нормами Жилищного кодекса РФ и нормами СнИП, а так же выполнение членами кооператива обязанностей по оплате паевого взноса в полном объеме. В свою очередь А. свои обязанности по предоставлению паевого взноса выполнила, предоставив земельный участок для строительства дома.

Статья 15 ГК РФ, является основной нормой, регулирующей возмещение убытков. Согласно данной статьи лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере. Под убытками понимаются реальный ущерб в имуществе и неполученные доходы (упущенная выгода). Статьи 15 ГК РФ и 393 ГК РФ, связывают обязанность возмещения убытков с наличием правонарушения, когда применяется механизм гражданско-правовой ответственности правонарушителя[3].

В целях рассмотрения приведенного примера более детально, а точнее для решения вопроса о том, имеются ли основания для предъявления иска к кооперативу и подрядчику о возмещения убытков или же требования должны быть предъявлены только к кооперативу, необходимо исследование оснований наступления гражданско-правовой ответственности и условия её применения.

Как писал величайший русский дореволюционный юрист Рязановский В.А., если стороне в процессе принадлежит распоряжение самим субъективным правом – ей должно принадлежать и распоряжение процессуальными средствами борьбы для защиты этого права[4].

Убытки сами по себе юридическим фактом не являются, а представляют собой часть сложного юридического факта - причинения убытков. Возникновение правовых последствий (либо обяза­тельства возместить причиненные убытки, либо обязанности принять их на себя) обусловлено юридическим фактом - причинением убытков. Поэтому следует считать убытки элементом этого юридического факта. При этом представляется необходимым вновь акцентировать внимание на том, что убытки в правовом смысле возникают не только в результате противо­правных действий других (третьих) лиц, но и в результате правомерных действий таких лиц, в результате поведения самого лица, претерпевшего убытки, или в результате событий[5].  Однако последнее не является предметом исследования в данной статье.

Под правовыми последствиями в теории юридических фактов в док­трине понимается движение правоотношения, т. е, его возникновение, из­менение и прекращение. В движении правоотношения выделяются два главных узла - возникновение и прекращение. Изменение считается про­межуточным и не всегда существующим моментом. Под возникновением правоотношения понимается установление между субъектами юридиче­ской связи, при которой одно лицо наделяется правом, а другое - обязан­ностью. Под прекращением правоотношения понимается разрыв правовой связи субъектов и отпадение их прав и обязанностей.

Юридическая наука выработала определение гражданско-правовой ответственности. Так известный цивилист Иоффе О.С., утверждал, что гражданско-правовая ответственность есть санкция за правонарушение, вызывающая для нарушителя отрицательные последствия в виде лишения субъективных гражданских прав либо возложения новых или дополнительных гражданско-правовых обязанностей[6]. Таким образом, ответственность в гражданском праве — это восстановление нарушенного права, возмещение нанесенного в результате неправомерного действия вреда, т.е. возмещение ущерба в натуре или в виде компенсации ущерба. Гражданско-правовая ответственность виновного лица носит восстановительно-возмещающий или восстановительно-компенсационный характер. На основные цели, задачи и функции гражданско-правовой ответственности достаточно полно в своей работе указал Витрук В.Н. По мнению ученого основная цель гражданско-правовой ответственности по восстановлению прав, возмещению причиненного вреда дополняется целями по справедливому обременению правонарушителя мерами карательного характера, а также целями нравственно-психологического воздействия на правонарушителей и других лиц, формирование у них установок на проявление степени заботливости и осмотрительности, какая требуется от субъекта права по характеру обязательств и условиям гражданского оборота (п. 1 ст. 401 ГК РФ).

Основной задачей гражданско-правовой ответственности служит защита прав участников гражданского оборота, носителей прав собственности и других вещных прав, прав на результаты интеллектуальной деятельности, других имущественных и связанных с ними личных неимущественных прав и отношений, основанных на равенстве автономии воли и имущественной самостоятельности их участников, неотчуждаемых прав и свобод, и других нематериальных прав человека (ст. 2 ГК РФ).

Ведущей функцией гражданско-правовой ответственности является восстановительно-компенсационная функция, которая направлена на устранение отрицательных последствий гражданского правонарушения, на устранение отрицательных последствий гражданского правонарушения, на возмещение нанесенного вреда, в том числе морального ущерба, убытков. Компенсация возможна взамен возмещения убытков. В ряде случаев действует карательная функция карательно-штрафной ответственности в случаях выплаты неустойки (штрафа, пени), конфискации имущества (ст. 243 ГК РФ)[7].

Далее автор указывает на воспитательную функцию гражданско-правовой ответственности, обосновывая это тем, что гражданско-правовая ответственность призвана содействовать установлению кроме прочего обычаев делового оборота[8].

Вряд ли можно согласиться с подобным обоснованием воспитательной функции гражданско-правовой ответственности. Как отмечает Суханов Е.А., в сфере имущественного оборота в силу его сложности и других особенностей известную роль всегда сохраняет обычай. Свидетель­ством этого является правовое оформление международного торгово­го оборота, в котором для регулирования взаимосвязей участников широко применяются различные международные торговые обычаи и обыкновения. В связи с чем, по сути, возродился еще один источник гражданского права[9]. Однако далее автор указывает, что признание источником права иных, кроме норма­тивных актов, явлений несет в себе определенную опасность. Ведь нормы права предполагаются формализованными, четко фиксирован­ными, что далеко не всегда имеет место в иных источниках. В свою очередь это обстоятельство чревато произволом правоприменителей, в том числе судов, и неустранимыми разногласиями при установлении содержания применимого к данному случаю права. Поэтому, в част­ности, не могут признаваться формой права правила морали и нрав­ственности, хотя многие из них по существу лежат в основе ряда право­вых норм. Они могут иметь определенное значение лишь при уяснении смысла отдельных гражданско-правовых правил путем их логического толкования. Следовательно, иные, нежели законодательство, источники права тоже должны быть по возможности конкретизированы и форма­лизованы как по содержанию, так и по сфере применения[10]. Как справедливо отмечает Груздев В.В., свобода выбора определенного варианта поведения, характерная для договора, сохраняется у сторон и при согласовании ими условия, содержание которого предложено диспозитивной нормой (правовым обычаем). Напротив, такая свобода полностью отсутствует, когда речи идет об императивной норме закона. Здесь у сторон имеется лишь право выбора, заключать или не заключать им договор[11].  

Мерами гражданско-правовой ответственности являются гражданско-правовые санкции – предусмотренные законом имущественные меры государственно-принудительного характера, применяемые судом к правонарушителю с целью компенсации имущественных потерь потерпевшего и возлагающие на правонарушителя неблагоприятные имущественные последствия правонарушения[12]. Для применения такой меры гражданско-правовой ответственности, как убытки, необходим состав гражданского правонарушения как основание договорной ответственности, который включает четыре элемента: это наличие самих убытков; противоправное поведение должника; причинно-следственную связь между действиями должника и наступившими последствиями; вина должника. Предусмотренные законом гражданско-правовые санкции, состав гражданского правонарушения носят императивный характер, и вряд ли суд, может принять решение о применении такой формы гражданско-правовой ответственности, как возмещение убытков, на основании правового обычая.

В данном случае, свобода выбора варианта поведения очевидна, стороны договора обязаны исполнить надлежащим образом все обязательства по договору, в противном случае, виновное лицо обязано возместить убытки, причиненные неисполнением, или ненадлежащим исполнением обязательства.

Крашенинников М.П., указывает, что для мер гражданско-правовой ответственности за неисполнение обязательств выделяется гарантирующая функция, которая носит универсальный характер. При применении конкретных мер ответственности всегда реализовывается один и тот же функциональный набор составляющих, изменяется лишь степень активного значения элементов в этом наборе, которая варьируется в зависимости от конкретной ситуации правонарушения, субъектного состава и иных заслуживающих внимания фактов. Перечень направлений правового воздействия мер гражданско-правовой ответственности открыт, однако основными направлениями будут являться: 1) стимулирующее – превенционное, сигнализационное содержание; 2) обеспечительное – компенсационное, восстановительное значение; 3) реализационное выраженное в форме обеспечения последующего исполнения неисполненного обязательства (возврат обещанной вещи в натуре, исполнение за счет должника и т.п.), от которых напрямую зависит фактическое получение искомого блага[13].

Исполнение обязательства за счет должника – это установленная законом мера гражданско-правовой ответственности, применяемая в связи с неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства. Она позволяет кредитору в разумный срок поручить выполнение обязательства третьим лицам за разумную цену либо выполнить его своими силами и потребовать от должника возмещения понесенных вследствие этого необходимых расходов и других убытков, в целях формального и фактического получения искомого блага.

Особенность исполнения обязательства за счет должника заключается в том, что данная мера ответственности направлена на реализацию нарушенного обязательства, т.е. формально направлена на прекращение гражданско-правового обязательства, а фактически на получение искомого блага. Ответственное исполнение обладает явно выраженным имущественным характером, что свойственно любой мере ответственности. Отрицательные последствия, которые образуются у лица, допустившего неисполнение обязательства, формируются в связи с реализацией условий, содержащихся в замещающей сделке, что также связано с необходимостью основного должника возместить понесенные расходы и другие убытки[14].

В рассматриваемом нами случае, искомое благо для А., это получение в собственность определенного договором количества квартир. Учитывая, что заказчик работ и подрядчик не выполнили взятые на себя обязательства в рамках заключенного ими договора подряда, оплата ими расходов, понесенных А. в связи со сносом постройки, как раз и является тем отрицательным последствием для виновных данных виновных лиц. Но должны ли они быть соответчиками или ответственность должна быть возложена только на кооператив?

Относительно возникновения договорного обязательства, необходимо вспомнить утверждение К. Маркса, о том, что «Договор есть тот конечный результат, в котором воля сторон находит свое общее юридическое выражение»[15]. Смысл любой сделки заключается в наличии волевого начала при ее заключении. Взяв на себя ответственность, обеспечить своими силами или с привлечением третьих лиц под свою ответственность строительство многоквартирного дома путем заключения договора строительного подряда, и заключив соответствующий договор подряда со строительной организацией, жилищно-строительный кооператив, единственный, по нашему мнению, несет ответственность за последствия его неисполнения или ненадлежащего исполнения.

Согласно ст. 403 ГК РФ, должник отвечает за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства третьими лицами, на которых было возложено исполнение, если законом не установлено, что ответственность несет являющееся непосредственным исполнителем третье лицо. Норма данной статьи предусматривает, что если должник возложил исполнение лежащей на нем обязанности на третье лицо, с которым он состоит в гражданско-правовых отношениях, то сам должник, не выбывая из обязательства, отвечает перед кредитором за действия этого третьего лица, который не состоит в гражданско-правовых отношениях с кредитором.

Для снятия с себя ответственности должник обязан доказать, как отсутствие самой вины, так и вины непосредственного исполнителя.

Вина входит в число общих условий гражданско-правовой ответственности. Кроме вины в число общих условий входят: противоправный характер поведения (действия или бездействия) лица, на которое предполагается возложить ответственность; наличия у потерпевшего вреда или убытков; причинная связь между противоправным поведением нарушителя и наступившими вредоносными последствиями. Совокупность перечисленных условий, необходимы для возложения гражданско-правовой ответственности на конкретное лицо, являются составом гражданского правонарушения.

Грибанов В.П., писал, что под виной в гражданском праве понимается психическое отношение лица к своему противоправному поведению и к его результату, основанное на возможности предвидения и предотвращения последствий этого поведения[16]. Соглашаясь с верным определением ученого, считаем, что именно вина является ключевым условием договорной ответственности. К примеру, согласно определения данного Грибановым В.П., бездействие (а именно оно явилось причиной возникновения убытков в рассматриваемом нами примере), будет признано противоправным тогда, когда лицо в силу закона или договора было обязано совершить определенные действия, но от совершения их уклонилось либо не выполнило их надлежащим образом[17]. Вряд ли кооператив, заключая договор на знал об обязанностях, которые он должен выполнить по условиям данного договора. А если кооператив о таковых обязанностях знал, то и могло предвидеть последствия их невыполнения.

Относительно самовольного строительства Конституционный суд РФ выразил свою правовую позицию в Определении от 03.07.2007 года, № 595-О-П. По запросу Сормовского районного суда города Нижнего Новгорода, о проверке конституционности абзаца второго пункта 2 статьи 222 ГК Российской Федерации, согласно которому самовольная постройка подлежит сносу осуществившим ее лицом либо за его счет, кроме случаев, предусмотренных пунктом 3 данной статьи. Конституционный суд РФ указал, что Самовольное строительство представляет собой правонарушение, которое состоит в нарушении градостроительных норм, регулирующих проектирование и строительство.

Между тем абзац второй пункта 2 статьи 222 ГК Российской Федерации, хотя и не содержит прямого указания на ответственность независимо от вины, по своему буквальному смыслу исключает установление вины лица, осуществившего самовольную постройку, и допускает возложение на него бремени сноса постройки фактически независимо от наличия такой вины. Данное толкование закона является установившимся в правоприменительной практике.

Конституционный суд РФ указал, что по буквальному смыслу оспариваемой нормы, содержащаяся в ней санкция может быть применена, если доказана вина гражданина в осуществлении самовольной постройки. Осуществление самовольной постройки является виновным действием, доказательством совершения которого служит установление хотя бы одного из трех условий, перечисленных в пункте 1 статьи 222 ГК Российской Федерации. Необходимость установления вины застройщика подтверждается и положением пункта 3 статьи 76 Земельного кодекса Российской Федерации, согласно которому приведение земельных участков в пригодное для использования состояние при их захламлении, других видах порчи, самовольном занятии, снос зданий, строений, сооружений при самовольном занятии земельных участков или самовольном строительстве осуществляется лицами, виновными в указанных земельных правонарушениях, или за их счет.

Как отмечает Дегтярев С.Л., при обращении к суду с требованиями о возмещении убытков истец должен учитывать, как особенности самого правового феномена - убытков, так и особенности их доказывания в граждан­ском процессе.

При рассмотрении данной ка­тегории дел суду необходимо руководствоваться действующим процессуальным законодательством, которое требует от потер­певшей стороны представления доказательств несения ей иму­щественных потерь, «разумности» установленного ей метода исчисления убытков, а также самого размера убытков.

Закрепление в законе понятия убытков через оценочные ка­тегории (ст. 15, 393 ГК РФ), с одной стороны, придает этому правовому явлению свойство «необходимости доказывания», из чего следует, что невозможно говорить о наличии у лица убыт­ков, не доказанных с соблюдением требований норм процессу­ального права, поскольку иначе понесенные потери не приоб­ретают правового (юридического) значения, т. е. не подлежат взысканию с виновной стороны. Распределение обязанностей по доказыванию по делам о воз­мещении убытков остается традиционным для процесса, уста­новившегося еще в римском праве. Статья 56 ГПК устанавлива­ет, что каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основании своих требований и возражений. Истец, таким образом, должен доказать все факты, входящие в предмет доказывания, за исключением вины, ответ­чик — отсутствие вины и иные обстоятельства, на которые он ссылается[18].

В примере являющимся предметом рассмотрения в данной статье, жилищно-строительный кооператив, при заключении договора с пайщиками поступил к сожалению, так, как поступают большинство кооперативов в настоящее время. В заключенном договоре вообще отсутствуют условия об ответственности жилищно-строительного кооператива, а указана ответственность исключительно физического лица, т.е. пайщика.  Полагаем, что сделано это было намеренно, однако, отсутствие в договоре условий об ответственности кооператива за невыполнение или ненадлежащее выполнение своих обязанностей, не является основанием для не возложения на него обязанности по компенсации убытков, ведь ущерб невыполнением своих обязательств все же был причинен. Данный ущерб заключается в расходах по сносу строения, которые понес пайщик, заплатив организации осуществившей снос. Учитывая, что пайщик не связан гражданско-правовым договором с подрядной организацией, подача иска возможна только к жилищно-строительному кооперативу, который впоследствии в праве возложить часть имущественной ответственности в порядке регресса на подрядную организацию, которая начала строительство без разрешительной документации и с нарушениями. При привлечении кооператива к ответственности необходимо руководствоваться общими положениями об ответственности за нарушение договорных обязательств, регулируемых ст. 12; 15 ГК РФ и положениями глав 25 ГК РФ.

________________________________________________________________________________________________________________________________________________

[1] В данной статье речь пойдет о договорной ответственности. Вопросы деликтов здесь не рассматриваются.

[2] Садиков О.Н. Убытки в гражданском праве Российской Федерации. - М,: Статут, 2009. - С. 9.

[3] Там же. С. 10.

[4] Рязановский В.А., Единство процесса: Учебное пособие. – М,: Издательский дом «Городец», 2005. С. 48.

[5] Кучерова О.И.  Убытки по Российскому гражданскому праву: Дис. …канд. юрид. наук. Краснодар, 2006. С. 154.

[6] Иоффе О.С. Избранные труды: в 4 т. III: Обязательственное право. С. 97.

[7] Витрук Н.В. Общая теория юридической ответственности. – 2-е изд., испр. и доп. – М.: Норма, 2009. С.229.

[8] Там же.  С. 230.

[9] Гражданское право: Учебник. В 4 Т./Отв.ред. Е.А. Суханов.-3-е изд.Т.I. М., 2005. С.80. (Автор главы Суханов Е.А.).

[10] Там же.

[11] Груздев В.В. Возникновение договорного обязательства по Российскому гражданскому праву: - М. : Волтерс Клувер, 2010.С.52.

[12] Гражданское право: Учебник. В 4 Т./Отв.ред. Е.А. Суханов.-3-е изд.Т.I. М., 2005. С.591. (Автор главы Суханов Е.А.).

[13] Крашенинников М.П. Меры гражданско-правовой ответственности за неисполнение обязательств: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Саратов, 2012. С. 8-9.

[14] Там же. С. 10-11.

[15] Маркс К. Энгельс Ф., Соч. 2-е изд. Т.23. С. 187.

[16] Грибанов В.П. Осуществление и защита гражданских прав. (Серия «Классика российской цивилистики»). М., 2001. С.340.

[17] Там же. С. 327.

[18] Справочник по доказыванию в гражданском судопроизводстве. Под ред. Решетниковой И.В. -  3-е изд.  М.2005. С.69-70. (Автор главы Дегтярев С.Л.).

Стаж более 18 лет
Есть рассрочка
Работа по договору
Оплата
нал/безнал/карта
Работа круглосуточно