Адвокат
Вандраков Сергей Юрьевич
Возможна удаленная консультация по скайпу

Аннотация

В данной статье автор предпринял попытку обосновать необходимость введения в Гражданский процессуальный кодекс РФ, норму регламентирующую порядок заявления отводов вопросам, задаваемым свидетелю лицом, по ходатайству которого данный свидетель вызван в суд. Необходимость введения данной нормы в ГПК РФ, автор видит в том, что подобное право, предоставленное не только суду, но и стороне в процессе, будет соответствовать принципу состязательности, способствовать процессуальной экономии.

Ключевые слова: Гражданский процесс, свидетель, состязательность сторон.

Известный дореволюционный ученый процессуалист Е.В. Васьковский, в одной из своих работ указал: «Суд не вправе верить сторонам на слово. Он не может удовлетворить исковое требование на том только основании, что считает истца честным человеком, неспособным предъявить неправое требование, и точно также не может отказать в иске, руководствуясь тем, что возражения ответчика заслуживают, ввиду его нравственных качеств, полного доверия. Суд принимает в соображение заявления и утверждения сторон лишь в той мере, в какой установлена их истинность»[1].

В работах представителей дореволюционной русской науки гражданского процесса, можно встретить мнения, касающиеся условий, гарантирующих достоверность свидетельских показаний при рассмотрении гражданских дел, и выводы, обосновывающие возможность недопущения некоторых лиц к свидетельству или возможности устранения свидетелей из процесса по отводам сторон[2]

В современной научной литературе встречаются предложения о введении в Гражданский процессуальный кодекс норм, предусматривающих заявление отводов вопросам, задаваемым стороной свидетелю[3].

На наш взгляд, подобные предложения являются целесообразными, имеющими под собой серьезные основания и продиктованы необходимостью реализации закрепленного в ст. 12 ГПК РФ, принципа состязательности сторон.

В практике встречаются случаи, когда свидетель, вызванный по ходатайству стороны, уже «подготовлен» к судебному заседанию. Свидетелю заранее известно, какие вопросы ему будут заданы лицом, по ходатайству которого свидетель вызывается в суд и какие ответы на эти вопросы должен услышать суд и другие участники процесса.

Порядок допроса свидетеля определен в ст. 177 ГПК РФ. В нормах данной статьи указана последовательность допроса и определено, что судья вправе задавать вопросы свидетелю в любой момент его допроса.

На наш взгляд в Гражданском процессуальном кодексе, должна найти свое место норма, в которой был бы указан порядок отвода вопроса стороны, по заявлению которой вызван данный свидетель. И право на такой отвод, кроме судьи должно иметь любое лицо, участвующее в деле.

Пункт 2 ст. 156 ГПК РФ, предусматривает, что председательствующий руководит судебным заседанием, создает условия для всестороннего и полного исследования доказательств и обстоятельств дела, устраняет из судебного разбирательства все, что не имеет отношения к рассматриваемому   делу. Кодексом установлен определенный порядок получения свидетельских показаний. Лицо, ходатайствующее о вызове свидетеля, обязано указать, какие обстоятельства, имеющие значение для разрешения дела может подтвердить свидетель.

Как справедливо указывает В.В. Молчанов, сведения (информация) о фактах являются отображением некоторых фактов и имеют с ними объективную связь. В судопроизводстве эта связь обозначается понятием «относимость доказательств»[4]. В соответствии со ст. 59 ГПК РФ, суд принимает только те доказательства, которые имеют значение для рассмотрения и разрешения дела.

Е.А. Нефедьев отмечает, что показание свидетеля может быть вполне достоверно, но в нем может не заключаться сведений о существовании факта, на который ссылается сторона, и наоборот, свидетель может сообщить о существовании спорного факта, но суд по некоторым основаниям может усомниться в правильности его сведений[5].

В современном гражданском судопроизводстве, встречаются случаи, когда сторона, ходатайствующая о вызове свидетеля, не указывает в своем ходатайстве, какие обстоятельства, имеющие значение для разрешения дела, известны вызываемому свидетелю. Данное обстоятельство довольно часто остается без внимания, как суда, так и оппонента в споре. Свидетель допускается в судебное заседание, но сам он не обладает какой-либо информацией, которая имела бы значение для дела (относимой информацией).  Особенно часто это можно наблюдать при рассмотрении дел о признании завещания недействительным, где основанием иска является предполагаемое слабоумие наследодателя и его невозможность осознавать значение своих действий. При рассмотрении данной категории дел, свидетелями часто бывают соседи наследодателя, которые при его жизни могли испытывать к нему зависть или неприязнь. Сторона, которая «готовит» своего свидетеля, еще до начала судебного слушанья, просто рассказывает свидетелю о том, как должен вести себя человек, страдающий парциальной деменцией (слабоумием), чтобы свидетель, на вопрос суда или оппонента: «Почему вы думаете, что он был недееспособным?», мог описать симптомы слабоумия[6].

В судебном заседании, истец задает вопрос такому «подготовленному» свидетелю, исходя из той информации, которая была доведена до свидетеля заранее. Однако, не всегда, свидетели, вызываемые истцом, обладают познаниями в области медицины. И довольно часто бывает так, что при жизни наследователя, эти свидетели питали к нему неприязненные отношения, а в процессе допроса истцом данного свидетеля, эти неприязненные отношения переносятся в зал судебного заседания.

В процессе рассмотрения подобного дела, до суда доводятся сведения, не относящиеся к рассматриваемому делу и как следствие не способствующие его разрешению.

Задаваемый свидетелю вопрос, может носить оскорбительный характер, несмотря на то, что сам истец никого оскорбить, не хотел. Просто задача истца, создать у суда впечатление о том, что наследодатель действительно страдал слабоумием и его действия, и принимаемые решения, это действия и решения больного человека.  Понятно, что подобные вопросы и ответы свидетеля на них, не могут помочь суду в установлении истины по делу, а только затягивают процесс.

По общему правилу, сведения об обстоятельствах, имеющих значение для дела, сообщаются свидетелями в устной форме. После дачи показаний, ему могут быть заданы вопросы. Вопросы, не относящиеся к существу рассматриваемого дела, могут быть судом отклонены.

В силу разных причин, в том числе человеческого фактора, простой невнимательности, суд может не обратить внимания на вопрос, не относящиеся к существу рассматриваемого дела.  Или же напротив, суд может посчитать, что ответ на вопрос, заданный свидетелю, может помочь установить обстоятельства гражданского дела. Такое мнение может сложиться у суда ввиду поверхностного ознакомления с материалами дела из-за большой загруженности судов общей юрисдикции.

Стороны же в свою очередь, хорошо знакомы с материалами дела и давно сформулировали свои правовые позиции. Они естественно более активны в постановке вопросов перед свидетелем для установления обстоятельств дела и проверки достоверности самого источника информации.

При так называемом «перекрестном» допросе, стороны, глубоко знающие материалы дела, более внимательно следят за вопросами, задаваемыми свидетелю. И в случае если задан наводящий вопрос, вопрос не относящиеся к рассматриваемому делу, либо вопрос, носящий оскорбительный, порочащий характер, сторона, по нашему мнению, должна иметь право заявить суду устное ходатайство об отводе заданному свидетелю вопроса.

Представляется, что в Гражданский процессуальный кодекс, должны быть введены нормы, регламентирующие основания заявления отводов вопросам, задаваемым свидетелю. Так, сторона должна иметь право заявить ходатайство об отводе заданного свидетелю вопроса. Суд в свою очередь выносит определение, о том, что заявленное требование об отводе вопроса, заданного свидетелю, является обоснованным или напротив, не обоснованным, и что ответ свидетеля на данный вопрос, может способствовать установлению истины по делу или же напротив не способствует и не относится к рассматриваемому делу. Определение, вынесенное судьей, относительно заданного свидетелю вопроса, должно содержать указание мотивов отвода. Выносится данное определение в соответствии с пунктом 2 ст. 224 ГПК РФ, без удаления в совещательную комнату и заносится в протокол судебного заседания.

Так как свидетельские показания являются средством доказывания, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, мотивировочная часть решения суда, должна содержать доводы, по которым суд отверг те или иные показания свидетеля, а также основания отвода того или иного вопроса заданного стороной свидетелю.

Представляется, что рассмотренная в данной статье проблема, должна найти решение на законодательном уровне, путем внесения дополнения в статью 177 Гражданского процессуального кодекса РФ. Указанную статью предлагается дополнить пунктом следующего содержания: «Председательствующий вправе отклонить вопрос, заданный свидетелю участником процесса, если установит, что вопрос носит оскорбительный характер, либо направлен на установление факта, не относящегося к рассматриваемому делу. В отношении отклоненного вопроса, председательствующий выносит определение с указанием мотивов его отклонения».

 _____________________________________________________________________________________

[1]Е.В. Васьковский Учебник русского гражданского процесса. 2-е изд. М., 1917.

[2]К.И. Малышев Курс гражданского судопроизводства. 2-е изд. СПб., 1876.

[3]И.В. Решетникова Курс доказательственного права в Российском гражданском судопроизводстве. М. 2000 стр. 195. А.А. Власов, И.Н. Лукьянова, С.В. Некрасов Особенности доказывания в судопроизводстве М.,2004.

[4] В.В. Молчанов Свидетели и свидетельские показания в гражданском судопроизводстве М., 2011.

[5] Е.А Нефедьев Учебник русского гражданского судопроизводства М., 1909.

[6] Автору данной статьи, довелось участвовать в процессе, где свидетель - жестянщик по профессии на заданный ему вопрос буквально отчеканил: «Энцефалопатия, обусловленная хронической недостаточностью мозгового кровообращения, в клиническом выражении представляет сочетание рассеянной неврологической симптоматики с эмоциональной лабильностью». Судья был крайне удивлен!

Стаж более 18 лет
Есть рассрочка
Работа по договору
Оплата
нал/безнал/карта
Работа круглосуточно